Armenia Azerbaijan

Interview with Samir Mamedov

Editorial Board | Republic underground

November 30, 2020

File: Azerbaijani refugees from Kelbajar 2.jpg “Ilgar Jafarova has a CC BY-SA 4.0 license

Name, age, location of the respondent.

Samir Mammadov, 27 years old, Baku city 

When and under what circumstances did you leave Kelbajar? What are your memories of the city before the invasion and departure?

I was born 3 months after the occupation of Kelbajar. Living far from my hometown, my childhood was filled with stories about the beauty of Kelbajar, about how happy my family was there, and so on.

Помню, родители говорили мне, что нам здесь не место (тогда мы временно жили в Геранбойском районе). Мне говорили, что скоро мы вернемся домой и будем там счастливо жить. К сожалению, на то, чтобы эта мечта осуществилась, потребовалось более 27 лет.

Как вы относитесь к предстоящему воссоединению?

Я безумно счастлив! Хотя я никогда не видел Кельбаджара собственными глазами, я чувствую, что знаю его очень хорошо!

Несмотря на то, что наши дома были сровнены с землей армянскими оккупантами, мне не терпится отстроить их заново и показать, что они не смогли сломить нашу волю! Мы все еще стоим! Кельбаджар стоит! Азербайджан стоит!

Вы надеетесь вернуться домой? Каковы твои ожидания?

Я обязательно вернусь и отстрою там наш дом. Хотя я изучал политику, у меня приверженность к работе с землей. Я хочу начать там семейный бизнес. Точнее, меня там интересует пчеловодство, потому что мне сказали, что мед из кельбаджарских гор самый лучший в мире! Это также способствовало бы экономическому развитию этого региона.

Есть какие-нибудь предложения по поводу планов по восстановлению города?

В начале 2020 года я инициировал платформу под названием «Молодежная платформа Кельбаджара» с намерением подготовить молодых внутренне переселенных лиц из Кельбаджара к восстановлению нашего родного города. К счастью, моя мечта сбылась даже быстрее, чем я предполагал!

В рамках этой инициативы я планирую внести свой вклад в развитие Карабахского региона в целом, включая мой родной город Кельбаджар.

We hope that in a few years, Kelbajar will be more associated with tourism, agriculture, mining, and recreational activities than with conflict.